Каждый год российские ученые получают сотни патентов, которые остаются лежать в архивах. Одновременно с этим у промышленности возникают вполне реальные проблемы, которые могут решиться только с применением научных исследований и инновационных подходов. Этим двум сферам очень сложно войти в контакт, узнать о возможностях и потребностях друг друга. Не так давно в России появились технологические брокеры. Работа этих людей – выстраивать мост между наукой и бизнесом. Техноброкер, наставник в Программе развития инновационных потенциалов научно-технических проектов ФЦПИР Алексей Кушнер рассказал о своей работе корреспонденту «Экспира».

Чем занимаются технологические брокеры?

– Технологические брокеры – это специалисты-практики, которые помогают проектам в режиме «играющего тренера». Они должны знать отраслевую специфику, иметь контакты в индустрии, представлять, куда движутся ключевые игроки отрасли и промышленность в целом. Они должны видеть, какие у сторон есть планы и потребности. Обладая этим знанием, технологические брокеры работают с проектами для того, чтобы добавить предметности и конкретики в научную работу. Научные исследования нужно вести не просто «широким фронтом», а какую-то часть накопленных научных заделов коммерциализовывать в индустрии, в тех направлениях, где это востребовано.

У нас сложилась ситуация, при которой наука развивается гораздо быстрее индустрии. Зачастую исследования опережают производства на несколько десятилетий. Ученые занимаются прорывными исследованиями и мыслят «на перспективу». С ними нужно провести содержательный диалог. Может оказаться так, что в заделе у них есть наработки, в которых нуждается промышленность. Возможно, какие-то наработки можно будет внедрить уже сегодня. Под «уже сегодня» подразумевается обычно период от одного до трех лет – столько занимает процедура трансфера технологий.

Этот процесс весьма трудоемкий, и здесь нужна помощь технологического брокера. Нужно подготовить лицензионные соглашения, защитить объекты интеллектуальной собственности, сформулировать ТЗ на совместные ОКР и НИР. Если есть готовый продукт, то нужно сформировать лицензионные пакеты конструкторской документации.

Технологические брокеры пытаются заполнить разрыв между учеными и промышленностью. Ученые должны иметь возможность работать «на перспективу», но у них должны быть деньги от реализации накопленных научных заделов. Исследования не должны лежать в архивах, не должны «утекать» в другие страны. Они должны монетизироваться и превращаться в договоры хоздеятельности, лицензионные договоры, договоры о сотрудничестве и т.д.

Для этого процесса нужна и другая сторона – промышленные компании. Их пул сейчас тоже формируется. Это компании, которые входят в Клуб директоров по науке и инновациям, это компании госкорпорации «Ростехнологии» и многие другие.

Когда возникла потребность в техноброкерах?

– Задачи трансфера технологий решались еще в советские годы. Тогда в этом процессе участвовали отраслевые НИИ, проектные институты, конструкторские бюро. Был очень четкий запрос со стороны отраслевой науки. Сейчас (из-за деградации заводской науки и ослабления проектных институтов) такая связь утратилась.

Технологический брокер – это современный термин, который был заимствован из-за рубежа. В функции специалиста такого профиля входит работа, которая совершалась в Советском Союзе достаточно успешно. Это создание «моста» между научными организациями, которые создают знания, и предприятиями, которые применяют знания.

У технологического брокера должны быть контакты и знания в обеих сферах?

– Это верно. У меня, например, есть разноплановый практический опыт. Я своими глазами видел, как выстроен этот процесс. Я участвовал в вузовских НИР, координировал программы инновационного развития и модернизации на заводе. Эта проблема знакома мне с двух сторон, я видел, и как создается знание, и как применяется знание.

Как вы думаете, у каждой научной организации должен быть свой технологический брокер?

– Я считаю, что у каждого исследовательского института должен быть свой патентно-лицензионный офис. Сейчас у многих организаций есть патентные отделы. Патентная работа ведется, результаты интеллектуальной деятельности документируются. К этой работе нужно прибавить функцию лицензирования, чтобы технологический брокер или представитель предприятия мог прийти и купить лицензию или оставить запрос на создание нужного ему интеллектуального продукта. Сейчас ведется только патентование и публикация (это раскрытие информации), нужно добавить лицензирование (это зарабатывание денег на знаниях).

Государство сейчас ставит перед учеными цели в виде публикаций и патентов. Следующим шагом должно стать лицензирование и зарабатывание денег. Научные организации должны учиться зарабатывать деньги на тех знаниях, которые они наработали.

Научные сотрудники, в большинстве своем, не могут пойти продавать знания. У них нет ни желания, ни компетенций.

– Ученые уже наработали большой массив информации. Он будет либо лежать в архиве, либо будет озвучен на конференции и использован где-то в другой стране. Наработанными знаниями нужно правильно распорядиться, чтобы зарабатывать на них деньги. Вполне возможно, что этим будут заниматься не ученые. Ученые пойдут дальше в науку. Но за ними должны быть люди, которые будут зарабатывать деньги.  Вполне возможно, что это будут патентно-лицензионные офисы или отделы в самих институтах. Они будут координировать эту работу, не будучи учеными в 100%-ном понимании, но будучи осведомленными в науке. К этому привязаны и техноброкеры, и различные корпорации. Это должно делаться совместными усилиями. 

Материал подготовлен редакцией "Экспира". 

Автор текста: Алёна Вотинова