Россия заняла 43-е место в рейтинге «Глобальный инновационный индекс 2016» (Global Innovation Index 2016, ГИИ-2106), поднявшись на 5 позиций по сравнению с 2015 годом. Исследование подготовлено консорциумом Корнельского университета (США), Школы бизнеса INSEAD (Франция) и Всемирной организации интеллектуальной собственности. Соавторами работы в этом году стали исследователи Высшей школы экономики.

Рейтинг «Глобальный инновационный индекс» рассчитан в 2016 году для 128 стран (они в совокупности производят 98% мирового ВВП, в них проживает 92% населения планеты) на основе 82 показателей. Он охватывает такие характеристики инновационной деятельности, как институты, человеческий капитал, научные исследования, инфраструктура, развитие внутреннего рынка, состояние бизнеса, развитие технологий и экономики знаний, а также результаты креативной деятельности. При этом итоговый рейтинг рассчитывается как среднее двух субиндексов – ресурсов инноваций и результатов инноваций. Первый подразумевает располагаемые ресурсы и условия для осуществления инноваций, а второй – достигнутые практические результаты.

Россия стабильно улучшает свои позиции по субиндексу ресурсов инноваций (44-е место), но по эффективности инновационной деятельности позиции страны заметно слабее (69-е место).

Это, как предполагают авторы исследования, отражает недостаточно эффективную реализацию имеющегося инновационного потенциала.

В ГИИ-2016 Россия попадает в группу стран с высоким уровнем ВВП на душу населения, занимая среди них 39-е место из 50, а среди стран Европы – 29-е. Лидируют в рейтинге, как и в 2015 году, Швейцария, Швеция, Великобритания, США и Финляндия.

Конкурентные преимущества России, согласно данным ГИИ-2016, – занятость женщин с высшим образованием (по этому показателю Россия на втором месте), численность выпускников вузов по научным и инженерным специальностям  (11-е место); такую же позицию страна занимает по экспорту культурных и творческих услуг.

В числе слабых сторон национальной инновационной системы: инновационные связи (112-е место из 128), верховенство закона (104-е), качество регулирования (97-е), валовое накопление капитала (95-е) и т. д. По этим показателям Россия заметно отстаёт.

Рейтинг «Глобальный инновационный индекс» традиционно сопровождает аналитический доклад с описанием наиболее значимых факторов и трендов развития инновационных систем. В 2016 году его соавторами стали первый проректор, директор Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ Леонид Гохберг и научный сотрудник ИСИЭЗ Виталий Рудь. Они подготовили специальную главу доклада: «Как создать национальную инновационную систему в эпоху глобальных инновационных сетей: российская перспектива» («How to Design a National Innovation System in a Time of Global Innovation Networks: А Russian Perspective»). Исследователи подробно проанализировали факторы и барьеры для развития инноваций в стране. Так, с 2000 по 2014 год затраты на НИОКР увеличились вдвое и сейчас составляют 847,5 млрд рублей. Это выводит Россию в топ-10 лидеров по совокупным затратам на НИОКР. С 2010 года российские органы власти, проявляя особое внимание к сфере инноваций, приняли более 50 программных документов в отношении научно-технической и инновационной политики.

В то же время эксперты отмечают ограничения, сдерживающие развитие инноваций в стране. Это, например, крайне низкая вовлечённость учёных из России в исследования передового уровня. Например, в 2015 году российские публикации были представлены лишь в 3,28% из более чем 10 тысяч глобальных исследовательских фронтов (групп высоко цитируемых статей), определяемых по базе данных Web of Science. Для сравнения: США присутствуют в 74,3% всех исследовательских фронтов, Германия – в 30,7%, а Китай – в 23,4%.

Как полагают эксперты НИУ ВШЭ, сравнительные преимущества российской науки вырастают, по всей видимости, из традиционных для нашей страны областей знаний, включая физику, авиационно-космические технологии, науки о Земле, математику, химию и материаловедение. В то же время слабо представлены темы, связанные с новой промышленной революцией и развитием наук о жизни.

Также учёные НИУ ВШЭ обратили внимание на то, что

почти для 90% российских предприятий участие в инновационной деятельности даже на национальном уровне не является самой популярной бизнес-стратегией. А это часто ограничивает опыт компаний во взаимодействии и сотрудничестве.

В отличие от общественного сектора НИОКР инновационная активность предприятий не может быть активизирована «по указанию», отмечают учёные. Для этого требуется нечто большее, чем финансирование, а именно: наличие базовых условий для создания инноваций, их позиционирование и продвижение, расширение горизонтов стратегического планирования, вовлечённость субъектов национальной инновационной системы в международные сети.

Источники информации: IQ.HSE.RU, ИСИЭЗ НИУ ВШЭ