Согласно ежегодному отчету "Обзор рынка прямых и венчурных инвестиций", подготовленному Российской ассоциацией венчурного инвестирования (РАВИ) при поддержке РВК, объем венчурных инвестиций на конец третьего квартала 2014 года составил только 42% от уровня 2013 года. О том, в какой стадии российский венчурный рынок находится сегодня, чего ждать в этом году и какие отрасли будут наиболее привлекательны для инвесторов, "РГБ" рассказал генеральный директор, председатель правления РВК Игорь Агамирзян.

Еще год назад вы отмечали, что российский венчурный рынок замедляется из-за того, что переходит от стадии бурного роста к стадии зрелости, от количества сделок к их качеству. Какая ситуация сейчас, как на венчурный рынок влияет общее ухудшение экономической ситуации?

Игорь Агамирзян: Знаете, я могу сказать по данным предварительного анализа по всему миру за 2013 - 2014 годы, что в России за эти два года венчурной рынок слегка вырос в количественном выражении (то есть по числу сделок). И одновременно с этим рынок существенно упал в денежном выражении, что свидетельствует о том, что сильно уменьшился средний чек. При этом, в отличие от 2010 - 2012 годов, когда российский венчурной рынок вышел на первое место по темпам роста в Европе, в последние два года мы уступили лидерство. Сегодня самые быстрорастущие европейские рынки Швеция и Франция.

 

Сам факт падения среднего чека свидетельствует, на мой взгляд, о существенно большей зрелости рынка, чем это было несколько лет назад. Уменьшилась переоценка компаний, характерная для периода взрывного роста. Конечно же, мы еще не знаем окончательных результатов по 2014 году, непростая макроэкономическая ситуация и санкции, очевидно, повлияют на эти результаты. Хотя я не так паникерски настроен по отношению к уходу с рынка зарубежных инвесторов, в том числе и потому, что надо понимать, что очень значительная часть инвестиций, которые в России интерпретировались как иностранные, это российские деньги, приходящие через иностранные юрисдикции. Вопрос деофшоризации, очевидно, будет оказывать влияние на венчурный рынок. Скорее всего, он приведет к снижению инвестиций в течение 2015 года, и потребуется некоторое время для того, чтобы инвесторы привыкли к игре по новым правилам. В декабрьском Послании Федеральному Собранию президент довольно много говорил о том, что нельзя слишком часто менять правила игры, и предложил мораторий на изменения условий для бизнеса в течение 4 лет. Но о деофшоризации решение уже принято, и думаю, что в краткосрочной перспективе оно приведет к снижению инвестиций. В долгосрочной, наверное, должно пойти на пользу.

Произошли ли в этом году какие-то отраслевые изменения в предпочтениях инвесторов или ИКТ по-прежнему "оттягивает" на себя больший процент привлеченных средств?

Игорь Агамирзян: В последнее время я стараюсь очень аккуратно формулировать, потому что не в ИКТ дело. У нас перекос рынка был не в сторону ИКТ, а в область Интернета, который давно стал независимым сегментом, но его традиционно считают вместе с ИКТ и телекомом. Но в этом подсчете интернет-телеком-ИКТ 95% приходится на Интернет.

Интернет - это e-commerce?

Игорь Агамирзян: В первую очередь, да, хотя, естественно, не только он, это и медийные проекты, и прочее. Но больше всего инвестиций традиционно шло в e-commerce - в широком смысле это и купонные сервисы, и бронирование билетов и отелей и чего угодно, и интернет-магазины. На этом рынке сейчас происходят существенные изменения, связанные с быстрым ростом присутствия у нас международных крупных поставщиков, в первую очередь Alibaba (AliExpress) и Ebay. Вместе они сейчас занимают очень большую долю рынка e-commerce в России. По последним опросам участников рынка мы видим, что стали меняться настроения инвесторов в том смысле, что в конце прошлого года гораздо меньшее число инвесторов оценивали Интернет и e-commerce, в частности, как привлекательные с точки зрения инвестиций сектора.

Это связано с насыщением рынка?

Игорь Агамирзян: Да. Более того, думаю, что в ближайшее время стоит ожидать существенного негатива в оценках этого сегмента, потому что в течение последних нескольких лет было вложено очень много денег в подобные проекты и значительная часть этих денег будет потеряна. Думаю, что это произойдет в течение 2015 - 2016 годов, соответственно, в каком-то смысле ситуация в отраслевом раскладе сильно изменится, потому что приток новых средств в проекты e-commerce существенно уменьшится.

Есть ли сегодня сегмент, способный "оттянуть" на себя эти средства?

Игорь Агамирзян: Я думаю, что сейчас очевидно очень приоритетными стали вещи, связанные с производственными технологиями - не с производственными проектами, а именно с технологиями. Это связано и с поставленной задачей импортозамещения в ключевых отраслях, и с выведением наших традиционных производственных предприятий на мировой уровень конкурентоспособности, потому что там без инновационных технологий делать нечего. В сентябре прошлого года было заседание Президиума совета по модернизации, на котором было принято решение о национальной инициативе по новым производственным технологиям. Недавно президент озвучил идею национальной технологической инициативы. В объявленной национальной инициативе по новым производственным технологиям основная часть вокруг программного обеспечения (ПО), необходимого для организации производственного процесса. Потому что сегодня весь инжиниринг построен на ПО. Понимаете, раньше существовал даже такой термин - "компьютерный инжиниринг", а сейчас его уже нет, потому что никакого другого инжиниринга, кроме компьютерного, не существует. Весь процесс проектирования, внедрения и производства вплоть до эксплуатации и ремонтов основан на ПО, и чтобы был нормальный уровень конкурентоспособности, нужно иметь глубочайшую ИТ-поддержку.